Перинатальная астрология

22 апреля 1884 года, через 14 лет после рождения нашего отечественного «вождя мировой революции», в Вене появился на свет будущий известный австрийский психоаналитик Отто Ранк — создатель теории о «родовой травме», которой посвящена его самая известная книга «Травма рождения и ее значение для психоанализа». Ранк был учеником Зигмунда Фрейда и при этом сам дал импульс учению Станислава Грофа о перинатальных матрицах.

Сегодня это учение имеет своих последователей по всему миру, в том числе и в России. Однако врачи и ученые в большинстве своем скептически и даже негативно относятся к идеям Грофа. MedAboutMe разбирался, в чем суть теории о перинатальных матрицах и чем она не нравится приверженцам доказательной медицины.

Отто Ранк и Станислав Гроф

Надо отметить, что в ряду психоаналитиков Отто Ранк стал первым, кто не получил медицинского образования. Это не помешало ему открыть собственный кабинет, вести прием пациентов, публиковать статьи по психоанализу и даже оказаться на должности вице-президента Венского психоаналитического общества.

Гуманитарий по сути, Отто Ранк активно экспериментировал с аналогиями между человеческим сознанием и разнообразными направлениями религии, литературы и поэзии. В конце концов, Ранк добрался и до разбора самого, по его мнению, травмирующего события в жизни любого человека — появления на свет. В его представлении этот момент столь ужасен для человеческой психики, что является причиной разнообразных неврозов, настигающих человека по мере его взросления.

За идею «родовой травмы», накладывающей неизгладимый опечаток на всю последующую жизнь человека, ухватился Станислав Гроф — легендарная личность, более всего известная своими экспериментами с наркотиками (ЛСД). Гроф развил из теории Ранка концепцию перинатальных матриц. В ней он пошел дальше Отто Ранка, заявив, что у человеческого плода в процессе внутриутробного развития происходит формирование перинатальной психики, которую следует отнести к области бессознательного. Соответственно, можно говорить об отдельных четырех ее частях, развитие которых, согласно идее Грофа, соответствует определенным этапам беременности и родов.

Данные части получили название базовых перинатальных матриц (БПМ).

Базовые перинатальные матрицы психики

Данная матрица является статической (никто никуда не движется), в ее основе лежит сосуществование матери и плода в процессе беременности. Для плода это «рай», идеальное состояние, которое, впрочем, по мере его роста может ухудшаться — из-за сдавливания, каких-либо патологий, вызывающих нарушение питания и снабжения кислородом. Насчет момента формирования БПМ-I приверженцы теории Грофа расходятся во мнениях: одни полагают, что она образуется, начиная с момента зачатия благодаря таким недоказанным наукой процессам, как клеточная и волновая память, другие говорят о сроке 22-24 недели, когда у плода появляется кора головного мозга.

Гроф считал, что у детей планируемых, желанных, а также при здоровом течении беременности потенциал психики, определяемый этой матрицей, будет выше, чем у детей нежеланных или при проблемной беременности.

Остальные три матрицы считаются динамическими, потому что приходятся на процесс родов.

Эта матрица формируется, начиная с первых схваток. Она приходится на первую фазу родов и продолжается до тех пор, пока шейка матки не раскроется практически полностью. Еще не родившийся младенец при этом испытывает нехватку кислорода и питания. По мнению сторонников данной концепции, ребёнок может через плаценту подавать в тело матери гормоны, которые позволяют притормозить роды и дать ему возможность адаптироваться. Поэтому нельзя стимулировать роды, так как в противном случае развивается матрица жертвы. Впрочем, формирования данной матрицы все равно не избежать, потому что мать в состоянии страха перед родовым процессом тоже вырабатывает гормоны — стресса, и это приводит таки к спазму сосудов плаценты, дефициту кислорода у плода и, как следствие, к формированию у него матрицы жертвы.

В уже сознательном возрасте переживание этой матрицы, по Грофу, проявляется в ощущениях обиды, страха замкнутого пространства, гнева, беспомощности и т. п., человек ассоциирует себя с заключенным, грешниками, попавшими в ад и др.

Интересный момент: если на этом этапе проводится кесарево сечение, то при плановой операции матрица не образуется, а при экстренной — образуется.

Как несложно догадаться по эмоциональному названию данной матрицы, речь идет о прохождении ребёнка по родовому каналу, что, по Грофу, является для младенца его первым опытом сознательного преодоления. К и без того сложному состоянию психики добавляются асфиксия (острое кислородное голодание на грани удушья), контакт с кровью, мочой, околоплодными водам и другими выделениями тела матери. В поздних переживаниях это отражается как борьба, боль и потрясения, но в то же время прогресс и движение вперед.

Эта матрица, согласно концепции Грофа, несет в себе половое возбуждение, садомазохистские компоненты, а также определяет степень активности жизненной позиции человека. Если мама младенцу помогала в процессе перемещения по родовому каналу, он не будет страдать от чувства одиночества, если же нет — увы, жить ему будет непросто.

На данном этапе влияние кесарева сечения почему-то не учитывается.

Формирование данной матрица происходит сразу после появления ребёнка на свет и завершается, по разным данным, либо в течение первой недели, либо через месяц после родов. Происходит полный разрыв с телом матери, появляется самостоятельное дыхание. Последователи Грофа считают, что если на данном этапе ребёнка разлучили с матерью, то в более позднем возрасте он будет отказываться от независимости и желать вернуться к матрице невинности (БПМ-I).

Это очень насыщенная переживаниями матрица: от отторжения и недоумения до переживаний освобождения, от рая и ада до ощущения яркого света, от смерти до возрождения, и т. п.

Согласно концепции Грофа, негативные перинатальные матрицы можно компенсировать, если в течение первого года кормить грудью и любить ребёнка. В противном случае все эти трагичные переживания будут всю оставшуюся жизнь младенца определять его поведение, и его подавленные воспоминания о внутриутробном периоде и ужасе родов станут причиной серьезных проблем с психикой, развивающихся по мере взросления.

Критика перинатальной психологии и концепции матриц Грофа

Споры на тему адекватности данной теории продолжаются, и конца-края им не видно. Некоторые положения данной концепции не выдерживают никакой критики. Прежде всего, речь идет о недостаточном развитии центральной нервной системы ребёнка для того, чтобы у него формировались различные описанные выше психические матрицы.

С другой стороны, данные о внутриутробном развитии ребёнка и особенно о процессах, которые происходят и, главное, активируются в ходе естественных родов в определенной мере укладываются в концепцию Грофа. При этом многие утверждения поклонников перинатальной психологии антинаучны, но их невозможно проверить — например, память воды или способность воды (точнее, общих жидкостей) передавать информацию от матери к плоду и наоборот. При этом результатам наблюдений они не всегда противоречат.

Так, доказано, что к 22 неделе беременности развиваются вестибулярный и слуховой аппараты плода. При этом известно положительное действие пения матерей своим еще нерожденным детям и определенных категорий музыки недоношенным новорожденным.

Весомым поводом для критики служит способ чтения перинатальных матриц у взрослых людей: Гроф использовал ЛСД — сильный наркотик, вызывающий исключительно яркие мощные галлюцинации. Именно под действием ЛСД его пациенты демонстрировали ему свои переживания и эмоции, которые Гроф привязывал к различным БПМ. Психиатр также использовали ЛСД-терапию, дабы таким прямолинейным способом вернуть пациента к моменту первичной травмы и ее проработать.

Затея с ЛСД-терапией провалилась. Пациенты почему-то не желали возрождаться, проходя в своем воображении через четвертую стадию БПМ. Зато у них развивались самые настоящие психозы, а также возникали мысли оставаться в измененном состоянии сознания, не выходя из него — именно так им казалось, что они могут решить свои проблемы.

А потом ЛСД и вовсе запретили — и ему на смену пришло холотропное дыхание, которое должно было довести человека до изменения сознания, схожего с действием наркотика. Идея холотропного дыхания чрезвычайно проста: по сути это гипервентиляция при помощи глубоких и частых вдохов. Концентрация углекислого газа в крови падает ниже нормы, сосуды сужаются, эритроциты начинают хуже отдавать кислород из-за более прочных контактов между кислородом и гемоглобином — развивается парадоксальная гипоксия на фоне избытка воздуха. При этом в коре головного мозга активируются процессы торможения — и проявляются «вытесненные воспоминания». Эффект, конечно, не столь мощный и не такой яркий, как после дозы ЛСД, но галлюцинации получить можно, а уж за интерпретацией их дело никогда не стояло.

Итак, даже в США, которые стали второй родиной для Станислава Грофа и где его учение набрало наибольший размах, сегодня все чаще встречается критика его идей — особенно со стороны академических психологов — за выраженную лженаучность данной теории и связь с новомодными мистическими направлениями нью-эйдж.

Чем опасна перинатальная психология для детей и взрослых?

В чем опасность перинатальной психологии и концепции базовых перинатальных матриц? Как подчеркивают специалисты, они демонизируют так называемых «нежеланных детей». По утверждению последователей Грофа, мать «телепатически» транслирует такому незапланированному младенцу свой негатив, что вызывает у него еще до рождения психологическую травму и, как следствие, с высокой долей вероятности криминальное будущее. Такие формулировки в отношении живых, а не гипотетических пациентов могут приводить к травматичным для самих больных и их близких выводам. Также врачи и психологи нередко крайне негативно отзываются об идеях Грофа по отношению к детям, волею судьбы оказавшимся в детских домах, так как такие идеи не несут им ничего хорошего в глазах обывателя.

Второй важный момент: концепция Грофа, как и любое другое направление альтернативной медицины или психологии, оттягивает на себя время, силы и другие ресурсы больного человека. Можно тратить время и деньги на поиски источника собственных проблем в несуществующих воспоминаниях внутриутробного периода развития. А можно потратить те же ресурсы на поиск хорошего психиатра или психотерапевта. Это точно будет полезнее для здоровья, чем жизнь по базовым перинатальным матрицам.

Пренатальная терапия

Алисон Хантер, Шерли Уорд

Развитие терапии родовых и внутриутробных травм

В конце 70-х годов в своей практической работе мы подошли к оказанию реальной помощи клиентам по преодолению пережитых ими родовых и внутриутробных травм. Мы опирались на гипотезу Франка Лейка, что любая травма, пережитая матерью в период беременности, через пуповину передается плоду. Кроме того, мы установили, что плод, находясь в утробе матери, которая переживает какую-либо травматическую ситуацию, как бы пропитывается негативной атмосферой этой травматической ситуации. Таким образом, мы пришли к выводу, что плод испытывает влияние травмы не только через пуповину, но и через ауру материнского поля в ходе всего периода пренатального развития.

Методика нашей работы состояла в том, что клиенту предлагалось лечь на расположенный на полу матрас, окруженный защитными подушками и, если это было ему удобно, свернуться, приняв позу эмбриона. Сконцентрировавшись на углубленном дыхании, он устанавливал контакт со своими чувствами, направляя их на то, чтобы исследовать тело, разум и дух в целью локализации этой первичной травмы. Излечение, судя по всему, происходит тогда, когда клиент возвращается к этой ранней травме и осознает, что реакция эмбриона, младенца или маленького ребенка не должна больше воспроизводиться в жизни взрослого человека. С этого момента поведение, как правило, достаточно сильно изменяется и взрослый человек начинает вести себя рационально и адекватно, а не как неразумное дитя.

«То, как человек был рожден, по-видимому тесно связано, с его общим взглядом на жизнь, соотношением оптимизма и пессимизма, его отношением к другим людям, способностью противостоять ударам судьбы и добиваться своей цели.» Станислав Гроф.

СЦЕНАРИЙ РОЖДЕНИЯ СТАНОВИТСЯ СЦЕНАРИЕМ ЖИЗНИ

В ходе терапии, когда мы проводим клиента от зачатия до рождения, для нас становится все более и более очевидным, что именно сценарий рождения становится сценарием жизни, и человеческий организм способен не только полностью запоминать этот сценарий рождения, но и претворять его в реальную жизнь — каким образом, мы пока не знаем. Нам известно, что существуют три составные части родовой травмы, нуждающиеся в исцелении: эмоциональное чувство, физическое ощущение и историческая память. Весь процесс кажется необъяснимым и многие клиенты считают, что их негативное отношение к жизни неисцелимо и необратимо. Травмированные люди страдают от разрушительных ощущений того, что они нелюбимы, отвергнуты и от невыносимого страха смерти. Их жизни угрожает опасность, их чувства уязвлены, их «Я» не существует, и эти реакции передаются и проецируются на окружающих людей и ситуации. Переживание заново на физиологическом, психологическом и духовном уровне процесса рождения, во время которого имело место нечто негативное, и осознание этой негативной ситуации, может облегчить процесс исцеления и обратить негативные реакции на первичную травму.

То, что произошло в пренатальный период и в процессе родов, отпечатывается в виде схемы и первичного сценария, зафиксированного при рождении. Например: «У меня все происходит неправильно», «Мне надо бороться, чтобы выжить», «Я хожу по кругу», «Я, наверное, никогда не смогу что-либо завершить», «Я никогда не понимаю, что происходит», «Я никогда этого не сделаю». Все эти установки омрачают жизнь клиентов и мешают им реализовать тот потенциал, которым они обладают. Дальнейшее повторение этих паттернов в периоды младенчества и детства способствует тому, что они укрепляются и фиксируются и, таким образом, сценарий рождения постепенно становится сценарием жизни.

«Нарастающий дистресс — вполне реальная опасность, характерная сегодня для внутриутробного состояния, так же, как и применение щипцов, и искусственно ускоренные роды — все это постоянно увеличивает число ущербных людей, которые будут смотреть на жизнь так же, как это делаем мы и будут продолжать раздоры.»Франк Лейк.

Ясно, что травматичные роды во многом определяют характер и образ жизни. Другими словами, в момент рождения человека формируются ощущения, которые впоследствии на подсознательном уровне управляют им. Следует различать проекцию взрослого опыта на инфантильный мир плода и включение в поведение взрослого человека негативных паттернов гнева, тревоги и ужаса, почерпнутых из соответствующего младенческого опыта. Наше многолетнее изучение различных типов родов выявило сходство личностных установок клиентов, переживших роды одного типа. Интересно, что к такому же выводу пришли Рей и Мандел (Ray and Mandel) при исследовании влияния характера родов на взаимоотношения людей (1).

Мы обнаружили, что у многих людей дистресс и родовая травма остаются подавленными и не проявляются в сознании до конца подросткового возраста, начала взрослой жизни или даже — середины взрослой жизни. Они могут проявиться во время болезни, сильного психологического давления или стрессовой ситуации. Открытие, что наши основные, первичные нарушения берут начало в эмбриональной жизни, означает, что для того, чтобы человек мог полностью раскрыть свой потенциал и быть максимально эффективным, терапия должна производиться с регрессией на тот же начальный (эмбриональный) уровень.

Различные типы родовой травмы

В традиционную медицинскую классификацию типов родовых нарушений входят: тазовое предлежание, использование щипцов, кесарево сечение, стимуляция, преждевремененые или поздние роды, поперечное предлежание, лицевой поворот, применение лекарств и анестезирующих средств.

Жизненные Сценарии
Мы предлагаем изложенную ниже классификацию жизненных сценариев, выявленных у взрослых людей, которые, лежа на полу, совершали регрессивное возвращение в процесс своего рождения.

ТАЗОВОЕ ПРЕДЛЕЖАНИЕ
Тазовое предлежание — это насилие, пережитое в утробе, и рожденные таким образом люди часто становятся жертвами.
«Мне трудно делать все, как нужно. Я всегда все делаю наоборот. Я попадаю в места и ситуации, из которых не могу выбраться. Я ищу решения, но чувствую себя незащищенным. Я знаю выход, но не могу привести все в порядок. Все срывается. Я повторяю попытки, но все в жизни идет неправильно.»

ТАЗОВОЕ ПРЕДЛЕЖАНИЕ С ПОВОРОТОМ
Плод перед выходом из утробы был повернут:
«Я считаю, что все очень сложно. Я всегда делаю то, что не хочу делать. Я боюсь, что то, чем я начинаю заниматься, не получится. Я хожу кругами, стараясь достичь цели.»

ЩИПЦЫ
Это также насильственный тип рождения — помощь в конце концов приходит, но можно ли еще раз довериться такой помощи и поддержке? Людям, извлеченным с помощью щипцов, свойственна двойственность. Установка при рождении часто выглядит так: 
«Почему я должен все делать сам? Почему кто-то еще не может это сделать как следует? Они все так некомпетентны! Я сделаю это сам, так надежнее. Жизнь это постоянная борьба! Мне приходится все контролировать, но мне нужна помощь. (Двойственность всегда сопровождается большой недоверчивостью). Я не собираюсь этого делать. Почему мне всегда приходится работать под таким сильным давлением?»

КЕСАРЕВО СЕЧЕНИЕ
При кесаревом сечении человек входит в мир через другие врата. Его проблема заключается в том, как приспособить к жизни опыт типа «это было сделано другими» вместо «сделать это самостоятельно». Матерям таких детей трудно приучить их делать что-либо самостоятельно и научить ограничениям, которых у них никогда нет, в отличие от детей, рожденных обычным вагинальным путем:
«Все, что я бы ни делал, делать не стоит, потому что все равно ничего не выйдет. Я хочу знать, куда идти и что делать. Я жду, чтобы что-то произошло. Все в порядке: дело все равно будет сделано, кто-нибудь другой сделает его. Здесь какой-то пробел — место, которого я не помню. Они все правы, а я не прав. Я буду сидеть и ждать. Я начинаю что-то и не могу закончить. Я не могу думать сам. Я никогда не бываю в нужное время в в нужном месте»

СТИМУЛЯЦИЯ
Вследствие нарушений в развитии эмбриона, или по другим медицинским соображениям, роды стимулируются или искусственно инициируются:
«Я не готов! Не подталкивайте меня. Я чувствую себя беспомощным, я не знаю, что делать. Я не знаю, как это делать. Мне чего-то не хватает. Это большая проблема — узнать, как начинать. Я не могу достичь того, чего хочу. Подожди, я не буду это делать, пока не буду готов.»
В течение последних девяти лет мы много времени посвятили поискам способов помочь нашим клиентам облегчить боль, причиненную этими ранними травмами и не совершать над собой психического и физического насилия в ситуациях, сходных с той, когда возникла первоначальная боль. Это не всегда возможно, но когда понимаешь через какие стрессы доводится проходить плоду, сила человеческого организма поражает.

БОЛЕЗНЬ МАТЕРИ
Серьезная болезнь матери часто приводит к тому, что ребенок испытывает шок в течение большей части, если не всей своей жизни.
«Я болен. Это моя вина, что она болеет. Я чувствую себя выжатым. Если я делаю большие усилия, чтобы достичь того, что мне хочется, то в в результате это оказывается не тем, чего я хочу. Такая степень близости делает меня больным. Меня нельзя было кормить, от молока я заболевал. Со мной что-то неладно. Я всегда чего-то ожидаю, и мне ничего не возвращают. Это все моя вина.»
Печально, что человек может всю жизнь болеть и так никогда и не понять, что он несет в себе болезнь матери в виде воспоминания. Для того, чтобы исцеление состоялось, клиенту жизненно важно отделить свои собственные ощущения от ощущений матери в тот ранний период.

Время от времени плод переживает опыт того, что родители занимаются любовью. При этом реальные чувства иногда искажаются и плод испытывает ощущение физического и психического насилия. Когда секс имеет форму насилия, плод ощущает это, и это формирует отношение к сексу в будущем. Мы часто связываем сексуальные проблемы с пуповиной и поступающими через нее ощущениями, но, по-видимому, существует другой путь передачи этих ощущений — непосредственно через клетки. Поразительно большое число клиентов ощущало пренатально процесс эякуляции спермы, чувствуя себя при этом грязными, липкими, испуганными, а многие испытывали материнские чувства по отношению к половому акту. Большое количество клиентов, переживших родительские занятия любовью как сексуальное насилие,говорит о том, что занятия сексом во время беременности могут быть источником травматического оыта.

НЕПРАВИЛЬНЫЙ» ПОЛ!
Переживание по поводу того, что ты — девочка, тогда как ждали мальчика, является весьма болезненным событием. Или быть мальчиком, когда в семье уже есть один, два, три, четыре и даже пять мальчиков — можно только удивляться, если в жизни такого мужчины все будет идти нормально. Установки такие:
«Я всегда делаю не то. Я всех разочаровываю. Я никому не бываю приятен. Я хочу, чтобы вы любили меня. Я умру без любви. Она меня не хочет. Я в двойном капкане — она хочет меня, но со мной все не так; я неудачник, и никогда не смогу это изменить.» И находясь в утробе, эмбрион часто чувствует, что у него не тот пол, который хотели бы родители.

КОГДА МАТЬ ОБНАРУЖИВАЕТ, ЧТО ОНА БЕРЕМЕННА
Реакция матери на свою беременность может оказать сильное влияние на новый человеческий организм. Если у матери отсутствует полное принятие этого факта у эмбриона возникает ощущение, нежеланности и отвержения. Если мать испытывает ужас, то плод испытывает (по Ф.Лейку) запороговый стресс. Отторжение обращается внутрь и трансформируется в глубокое и перманентное чувство ненужности. Установки могут быть такими:
«Я никому не нужен. Меня никто не любит. Меня никто не хочет. У меня все не так. Я всегда неправ. Я хотел бы, чтобы меня не было. Я ничтожество. Мне нужно признание. Это моя вина. Я всегда чувствую себя виноватым.»

ИМПЛАНТАЦИЯ В МАТКЕ.
Установки, которые формируются при имплантации, удивляли нас в течение многих лет. Мы проникали все дальше и дальше, чтобы найти для людей точки исцеления. Мы установили, что в том случае, когда переживание родовой травмы не разрешает проблемы, можно продолжить движение назад (хотя это верно не для каждого человека). Это известно тем, кто знаком с работами С. Грофа.
Нахождение в матке места для имплантации влияет на то, каким образом человек «подходит» для жизни. Установки, получаемые от имплантации таковы:
«Для моего существования нет места. Я нигде не могу обосноваться. Я ничему не принадлежу. Я никому здесь не нужен. Я боюсь стремиться к чему-либо. Почему мне так мучительно трудно найти удобное место? Жизнь бросает меня из одного кошмарного места — в другое. Мир кажется мне небезопасным.»
Найти свое место в жизни — очень важно. Найти то, чему принадлежишь — это часть процесса исцеления. Очень интересно заново пережить то, как обретается чувство безопасности и защищенности в утробе.

ПОПЫТКА АБОРТА ИЛИ СОСТОЯНИЕ, БЛИЗКОЕ К СПОНТАННОМУ АБОРТУ
На тех, кому удалось выжить, попытка аборта или состояние, близкое к спонтанному аборту или выкидышу, оказывает стрессовое воздействие. Франк Лейк всегда подчеркивал, что невозможно дольше допускать, будто плод в возрасте 24–28 недель ничего не испытывает при попытках аборта. Еще в конце 70-х годов было получено научное подтверждение (Verny, 3) того, что в этот период уже сформирован высоко развитый организм, чутко реагирующий на любые изменения окружающей обстановки.

Как мы установили, плод, переживший попытку неудачного аборта, знает, что его присутствие нежелательно, а его жизнь находится в опасности. Он переживает свое почти состоявшееся убийство, ужас смерти с поразительной точностью. Острое чувство отверженности в течение всей жизни является бедой многих, кто пережил подобный ужас. Близость смерти при спонтанном аборте может оставить ощущение постоянно таящейся за углом гибели. Преждевременно родившийся ребенок может воспринять также материнский страх, сделав его своим, в результате чего он будет испытывать двойной ужас.

Несчастные случаи с матерью во время беременности (такие, как падение с лестницы, автомобильные и велосипедные аварии), тоже воспринимаются зародышем как попытка убийства. Когда человек вырастает, эта младенческая логика может заместить взрослую, но с помощью возврата назад можно восстановить искаженную ситуацию.

Установки, диктуемые попыткой аборта, похожи на таковые у приемного ребенка и характеризуются полным отвержением:
«Я здесь по ошибке, мне не следует быть здесь. Мне надо остановить боль — это так мучительно. Я все время испытываю напряжение. Я не знаю, нужен я кому-нибудь, или нет. Я не могу забыть — и я не могу ничего с этим поделать.Я не хочу никого огорчать. Я хочу раствориться. Я хочу умереть. Я хочу убраться ко всем чертям!»

ТРАВМА В ФАЛЛОПИЕВЫХ ТРУБАХ
Франк Лэйк всегда говорил, что все, что связано с родовой травмой, происходит в первый триместр, первые три месяца. По мере развития нашей работы, это стало для нас очевидным. Поразительно, как установки от фаллопиевых труб повторяются при рождении. Эти установки могут быть идентичными. Это по-видимому типичные установки для фаллопиевых труб, но многие из них могут также быть родовыми установками. Мы надеялись, что переживание травмы фаллопиевых труб может, смягчить переживание родовой травмы, сократить время лечения и способствовать более глубокому проникновению в травму. В этой области необходимы дополнительные исследования.
Бластоцист, продвигаясь вниз по трубе, может испытывать трудности. Поэтому возникающие установки таковы:
«Я не хочу к чему-то прикрепляться, поэтому останусь посредине. Вокруг меня замкнутое пространство. Я не могу расти. Мне кажется, что я двигаюсь в обратном направлении. Я застрял. Я проделал огромную работу, но ничего не достиг. Я не могу сделать это. Вы собираетесь меня убить. Будет лучше не достигать цели. Я не верю в то, что надо двигаться вперед.

В терапии большое значение придается негативным сторонам дородового развития, поскольку это то, с чем терапевт работает, что он должен исцелить. Отметим, однако, что многие клиенты, переживая состояние нахождения в матке, испытывают радость, любовь и другие положительные эмоции. Нередки случаи, когда клиенты в процессе творческой регрессии достигают ощущения « основы существования» в том виде, как оно впервые было ими испытано в течение недели между зачатием и имплантацией зиготы в стенку матки. Франк Лэйн и мы обнаружили, что некоторые люди бывают поражены и даже ослеплены блаженством и великолепием своего входа в фазу бластоциста прежде, чем эта свободная, мистическая сущность будет скована имплантацией. Объединение обменных процессов плода и матери, происходящее через пуповину — это то воздействие, которое эмбрион без сомнения ожидает, но в определенном смысле оно является негативным, сильно ощущаемым.

ТРАВМА ЗАЧАТИЯ
Многие люди, чье зачатие было нежелательным, испытывают большие трудности от пребывания в физическом теле. Часто возникает сильное раздвоение, при котором воображается нечто прекрасное, сопровождаемое уходом от реальности и ответственности. В этом случае может быть полезной визуализация зачатия, как это советует Руфь Уайт, но существенного облегчения боли не произойдет, если не принять реального пребывания здесь. Если такое осознание не осуществится, то может возникнуть острое чувство неудовлетворенности и иногда -серьезное психическое и физическое заболевание.

Установки, получаемые при зачатии могут быть такими:
«Мне не следует здесь находиться. Я ненавижу жизнь. Я хочу умереть. Я не хочу быть нигде. Оставьте меня в покое. Почему я нахожусь там, где я не хочу быть?

БЛИЗНЕЦЫ
Существуют классические установки, вызываемые синдромом близнецов. Близнец, родившийся вторым, часто воспринимает первого, как более умного, яркого и как лидера. Второй близнец будет мириться с положением вещей, считая, что с его положением ничего нельзя поделать, часто будет ждать, что что-то случится, словно оно «в пути». Часто установка проявляется в том, что второй близнец знает выход из трудных ситуаций, но чувствует себя не в состоянии что-либо сделать в этом направлении. Другие установки таковы: 
«Я не признан, я не знаю, куда идти. Никто не ждет меня. Все забыли меня. Я незначителен. Мне не следует здесь быть.»
Это стимулирует такие житейские качества, как недоверчивость, склонность к гневу и чувству покинутости. Второй близнец повторяет то, что делает первый: «Я делаю легкий выбор, позволяя ему действовать первым.»
Первый близнец часто испытывает чувство вины и является лидером. Он часто ведет себя как старший брат или сестра. Близнецы часто хотят иметь свое собственное место, испытывают чувство страха близости, но в то же время стремятся к близости и чувствуют, что не смогут жить друг без друга.

Если происходит трагедия, и один из близнецов погибает, либо в результате родов, либо после них, оставшийся в живых близнец безмерно страдает. Сценарий становится следующим: 
«Я чувствую, что утратил что-то в своей жизни (и это становится реальностью и выходит на поверхность, даже если выжившему близнецу многие годы после рождения не говорили о том, что он родился как близнец и его близнец умер). Я выполняю двойную работу в своей жизни. Что-то в моей жизни не так. Не понимаю, почему я так много плачу.»
По лицу такого человека часто пробегает гримаса удивления, он часто испытывает чувство потерянности, либо заглядывает в лица прохожих и изучает их, постоянно ища кого-то, кого здесь нет.
Синдром потери близнеца также испытывают люди, родившиеся преждевременно, когда один близнец погибает в результате спонтанного аборта. Практически 65% оплодотворенных яйцеклеток подвергаются спонтанным выкидышам.
Это лишь некоторые из жизненных сценариев, с которыми мы столкнулись за многие годы.

ТРАВМА ВНУТРИУТРОБНОГО РАЗВИТИЯ

От работы с родовой травмой наши исследования продолжались в направлении различных аспектов внутриутробной жизни — ее зависимости от ситуаций, которые происходили в нормальной жизни матери. Эти ситуации имеют сильное влияние на жизнь эмбриона и плода. Франк Лэйк назвал это негативным эффектом пуповины или синдромом дистресса мать/плод, однако ему не удалось установить, почему человеческий организм способен помнить так много деталей этой жизни.

Находится ли разум в энергетическом поле? Если это так, то можно ли этим объяснить очевидное существование клеточного сознания?
Природа того, что позволяет получить терапевтический эффект, стала более понятной после нашей встречи с Розалин Бруйер — первой американской целительницей, способной читать ауру, способности которой были подвергнуты научному изучению. Вместе с доктором Валери Хант Розалин Бруйер в 1979 г. принимала участие в исследовании Рольфа (4). Это было научное исследование, проведенное более чем на 1000 клиентов, которые подвергались глубокому массажу, в то время, как присоединенные электроды регистрировали изменения электромагнитного поля. Розалин также фиксировала изменения конфигурации электромагнитного поля, причем было установлено прямое соответствие между тем, что видела она, и показаниями приборов. 18-летние исследования д-ра Хант выявили связь энергетического поля с сознанием. Эти новые научные воззрения вскрывают связь между биологическими явлениями и Полями Разума.
В нашей работе роль энергетического поля тела, которым обладает человек, приобретает новый смысл. Это связано также со всеми «новыми» и альтернативными методами и лекарствами, которые наводняют рынок. Они все базируются на энергетической системе тела, не признаваемой западной медициной. Приобщение западного мира к йоге, основанной на системе чакр, по-видимому предлагает Западу нечто большее, чем просто техника релаксации.

Розалин Бруйер считает, что разум пребывает в энергетическом поле, находящемся внутри и вокруг тела и контролируемом мозгом. Мы использовали эти идеи в нашей работе параллельно с теорией Франка Лэйка о существовании клеточной памяти, или клеточного сознания. Если разум находится в энергетическом поле, то память также присутствует в каждой клетке тела. Хотя клетки часто обновляются, воспоминание присутствует в энергетическом поле подсознания и остается там до тех пор, пока не переносится в память и не распространяется в ней.

С таким пониманием универсальности разума, проникновением глубоко в клеточную структуру, наша работа по пренатальной терапии начала обретать смысл, особенно в отношении эволюции единичной клетки, которая должна образовать новое человеческое существо. Это также помогло нам понять, что наша работа, которую мы совершали, как священнодействие, и все целительство в целом — духовно. Это также породило более широкую идею — является ли универсальный разум частью того, что или кого мы называем Богом? Если некоторые люди многозначительно заявляют, что Бог — везде и во всем, то саму концепцию, утверждающую, что человек, сотворен по подобию Бога, можно понимать несколько иначе.

В связи с проблемой клеточного сознания Грэхэм Фаррант рассказал интересный случай во время своего семинара в Англии в ноябре 1990 г. В родильной палате австралийской больницы была установлена видеокамера. Было замечено, что сестры и акушерки, принимая ребенка, задерживали дыхание, возможно переживая ощущения своего собственного рождения. Им показали видеозапись, после чего они делали сознательные усилия для того, чтобы нормально дышать во время рождения ребенка. Результатом было то, что во время последующих 793 родов не нужно было вводить трубку в горло ребенка, чтобы облегчит его дыхание. Если существует такой эффект, оказываемый нами друг на друга, то углубленное изучение разума может оказать далеко идущее воздействие на всю человеческую расу.

Результаты нашей работы показывают, что травма, полученная в течение первого триместра становится причиной формирования определенных типов личности, а также источником болезней взрослого человека. Хорошо известно, что раковые клетки — это эмбриональные клетки с низкой амплитудой, но большой скоростью размножения. В эмбрионе, возраст которого находится в пределах первого триместра (первые три месяца), если мать подвергается травме, растущие эмбриональные клетки фиксируются в таком окружении. Наша гипотеза состоит в том, что если во взрослой жизни возникнет сходная ситуация, она может запустить, возродить в сознании или рестимулировать травму и, возможно, вызвать болезнь. Мы уже встретились с этим в случае брадикардии, тахакардии и гнева, которые составляют у взрослых людей основу определенных психических и психиатрических случаев.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *